Интервью с руководством компании ULTRA Electronics

Новости розницы




Часть пятая


Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвертая

Даже если не работать чуть-чуть, то теряешь деньги, а потеряв такую крупную сумму из бюджета, мы были вынуждены отказаться от ULMART, потому что достроить его и оснастить товаром мы уже не посчитали возможным. Вот такой неприятный момент.

Это первый был удар, что компания перестала развиваться интенсивно, новые инновационные проекты пришлось заморозить — она в этом плане немножко присела.

Где-то в мае 2007 года я компанию покинул по разным причинам, можно их не комментировать. Но до этого я создал план на 2007 год, который, в общем-то, звучал очень оптимистично — 1 миллиард 100 миллионов долларов я планировал сделать в 2007 году. Однако этого не случилось. Связано это с тем, что произошла вторая неприятность форс-мажорная, это был визит правоохранительных органов.

Это было уже летом. Вот этот визит уже длился дольше, потери были больше, и компания после этого удара уже на безубыточность не вышла. Потому что, с одной стороны, были снижены товарные лимиты крупных игроков, многие закрылись в ноль, в общем, берите на здоровье, ноль денег. А товарных запасов и остатков, которые у нас были в тот момент не хватало, чтобы вывести компанию на безубыточность. Поскольку компания в первый раз так быстро оправилась, после второго открытия сокращать еще не стали в надежде на то, что она быстро наберет обороты, но не хватило оборотных средств и, в общем-то, компания с тех пор несла убытки.

Вот эти два события неприятных. Если в течение нескольких месяцев стоять, то понятно, что компания, ориентированная на оборот в 1,5 миллиарда долларов, несла в среднем затраты в около 4,2 миллионов в месяц. Два месяца простоя это 8,4, плюс то, плюс се, плюс решение вопросов. Ну, понятно, это я просто пытаюсь сделать для вас объективными эти громадные суммы потерь. Вот эти два замечательных события судьбоносных, привели к ситуации, которую сегодня можно назвать кризисом.



Такой интерес со стороны правоохранительных органов неслучаен?

Ну, с первого раза они прошлись по всем, а мы оказали ретивыми и упорными, мы хотели решать вопросы, мы хотели добиться правды и стояли дольше, чем обычно это принято. Возможно, можно было и по-другому, но вот у нас такая позиция была тогда. Мы не готовы были решать вопросы. А второе было связано с этой конфискатной эпопеей.

Все, конечно, знают есть ассоциация торговцев компьютерной техники, насколько я понимаю, уважаемая организация, в которую входит сеть крупнейших дистрибуторов, серьезные игроки рынка. В нее же входят двое пострадавших от так называемого товарного рейдерства, за которое они так скрестились: Гуккин из «Пирита» и уважаемый Бобылев из «Санрайза», они являются основными закоперщиками компании против «Ультры».

Действительно, в тот период у Гуккина незаконно взяли большое количество товара, примерно на 10 миллионов. И часть этого товара попала на склады «Ультры», потому что товар этот распродавался через структуры РФФИ, там «Изумруд», по-моему.

Уважаемый Гуккин, понятно, был раздосадован ситуацией и пытался найти правду — во-первых, ему удалось доказать, что товар у него был взят незаконно, хотя он так и не доказал, что этот товар не контрабанда. И был обнаружен такой товар у «Ультры», потому что действительно, «Ультра» приобрела некоторую часть; было обнаружено на 30 тысяч в Москве, и потом где-то в Перми на миллион, ну, в общем-то, где-то в общей сложности полмиллиона долларов товара из «Пирита» прошло через компанию. Это послужило достаточным основанием для правоохранительных органов, чтоб закрутить ситуацию и пытаться вымогать какие-то взятки. Эти взятки были даны, но под присмотром, люди были посажены, а взятка была изъята в качестве вещественного доказательства и теперь мы ждем — не дождемся.

А АП КИТ в этой ситуации занял непримиримую позицию, обвинил «Ультру» во всех смертных грехах, посчитал ее основным торговцем конфискатом на Руси, что на самом деле абсолютно неправильно и я считаю, что если сейчас поискать по складам дистрибуторов, там Пиритовского товара найдется достаточно много. Но в данном случае я не хочу логику процесса озвучивать, я хочу саму позицию как-то осветить.

Попытки договориться были, хотя Гуккин их отрицает. Закупщик выходил, но выходил без меня, к сожалению. Может быть, если я был бы внутри, то договорились бы быстрее. Я сговорчивый. Но, во-первых, ребята считали себя, — учредители, считали себя добросовестными приобретателями товара, который они купили у Российского государства за деньги. Поэтому, с одной стороны, можно понять их отношение к ситуации — они купили законный товар, господин Гуккин их обвиняет в контрабанде, то есть игра совершенно разных уровней опасности с точки зрения государства.



Но с точки зрения бизнес этики, действительно, если есть такие компании, которые готовы приобретать подобный товар, то это, так или иначе, провоцирует ситуацию. Именно это беспокоило АП КИТ во всех его заявлениях, на этом он и акцентировал внимание в целом.

Но вот Гуккин с Бобылевым были жестче — они считали, что «Ультра» являлась одним из основных участников этой схемы и чуть ли не ее организатором. Это полная ерунда и тут, в общем-то, даже не о чем говорить. Почему не удалось договориться я сейчас сказать не могу, но я знаю, что Галущенко обращался к Гуккину с просьбой предоставить ему серийные номера товара, чтобы их можно было отследить, потому что вернуть ему товар похожий на тот, который у него изъяли на складах — это даже смешно, это огромные деньги, никто учета по штрих-кодам, оригинальным номерам устройств почти не ведет на складах, это огромная была бы работа.

Если бы он их дал откуда-то, то тогда, наверное бы, нашли. Вот что сделала «Ультра»: она взяла подозрительный миллион, чтобы он не продавался, вывезла его в новый склад в Перми свободного места достаточно, закрыла на ключ и ничего с ним не делала, искала способов договориться.

Гуккин считает, что не искала, но к нему точно обращались. Товаром не торговали. Не просто его прятали, а надо было разбираться. И после того, как Гуккин начал искать везде, значит, сунулись туда, не контрольный закупкой его нашли, купив, а просто, придя на склад сказали: «мы считаем, что он тут есть». Да, действительно, похожий товар.

Но никто же не принес никаких документов подтверждающих это, это просто был товар, похожий на тот, который. На самом деле, если разбираться, можно и чужое отдать. Но пошли на встречу, миллион был вывезен, 300 тысяч отсюда, миллион из Перми и мы считали, что этот инцидент исчерпан. А господа из АП КИТ настаивали на том, что «Ультра» является основным инициатором товарного рейдерства в России.

Тогда получается, что РФФИ вообще как структура, она не нужна, потому, что любой товар, который продается через эти структуры, является конфискатом и это незаконно?

Конфискатом торговать законно, его конфисковывать незаконно и неправильно. Ведь хитрость в чем? Если ты неправильно оформил. В чем незаконность? Что они неправильно оформили документы.

Как покупатель я установить незаконность не могу. Только если когда было первое письмо. Ведь на что напирает АП КИТ, в чем ошибка ребят на их взгляд — что мы вас предупредили, что такой товар ходит по рынку, почему же вы все-таки купили?

Как мы могли знать, что любой товар, который от «Изумруда» — ваш, причем от «Изумруда» взяли всего на 8 миллионов рублей, все остальное еще через какие-то побочные структуры. Цена, по которой товар подобный приходит в «Ультру», она не намного ниже рыночной, потому что «Ультра» последняя в цепочке — там миллион народа наживается. То есть если она там на 5-8 % ниже рыночной, то как я могу определить, что это конфискат. А вдруг остатки сливают?

Этим занимаются закупщики; у них такая задача — купить самый дешевый и доступный товар на рынке, на лучших условиях, ну вот они и делают, гонять их тоже неправильно, я не оправдываюсь в данной ситуации, но АП КИТ данные в этой ситуации несколько преувеличивались. С одной стороны, господин Гуккин обиженный, что вот так его подставили, и он нашел хоть кого-то, с которого можно там чего-то возбудить. Легче выбрать одного, чем потом со всеми воевать, не зная, что будет.

А мы не отвечали никогда на подобные наезды, вели себя корректно, ну ты их ругаешь, а они, в общем-то, говорят «ну что ж ты делаешь!» и молчат, ничего в ответ не делают. А начни поливать кого-нибудь посерьезнее или позлее — может не пойми чем кончиться, с одной стороны.

Позиция Бобылева тоже понятна — ему надо этот кусок бизнеса, ему надо этот кусок рынка, если «Ультра» будет стоять.



У вас был на складе товар и из «Санрайза»?

Из одних каналов все это происходило. Наверное, что-то да. По-моему, нашли. По-моему, да мы не можем это ни подтвердить, ни отрицать, потому что Бобылев уж точно никому не показывал свой товар. И официальных доказательств, что это «Санрайзовский» товар у нас нет.

Все его заявления в прессе против нас от «Санрайза», они голословны и не подтверждены документально нигде. Мы по идее можем обратиться за защитой чести и достоинства.

Мы, конечно, проверкой контрагентов на юридическую чистоту занимались. А проверкой товара на конфискованность или на контрабандность — нет. По одной простой причине — это технологически невозможно.



Одно дело закупка у RSI, другое дело — закупка у компании «Изумруд». То есть в этом смысле вас ничего не настораживало?

«Изумруд» — это представитель Российского государства, что может насторожить в торговле с государством Российским? После того, как компания поняла, ей доказал рынок, что эта компания «Изумруд» была замешена в махинациях, то мы отказались и подписали хартию. Мы больше не покупаем у подобных производителей, но до того, как хартии были созданы, покупали у всех, «Ультра» покупала все, что втыкается в розетку у всех, кто умеет получать деньги. Это рынок.

У нас не было обязательств ни перед кем брать или не брать. Дешево, хорошая цена, хорошие условия, проходной товар — давай, и проходной товар дай на еще лучших условиях, попробуем, не понравится, забирай обратно. Это рынок.

Странно, что как-то совпало: этот простой складов с тем, что сайт ваш был недоступен из-за DDoS атак.

Мы считаем, что DDoS атаки организованы теми же недобросовестными конкурентами и злостными злопыхателями с рынка, которые организовали эти неприятности летом прошлого года. В принципе, у нас есть косвенные доказательства и мы работаем, чтобы четко установить четких заказчиков. Сколько это стоит и как это делается, я знаю, и уверен любой читатель iXBT.com прекрасно знает, расценки в Интернете свободны. Мы просто хотим сказать, что со своей стороны, мы подобных акций ни против кого из участников этого рынка, даже тех, кто серьезно конкурировал с нами, мы не предпринимали. Это слишком нечистоплотно и недостойно.

А атаки были такие серьезные, что вопрос с ними нельзя было решить?

Атаки были такие, что завалили первых провайдеров.


Читайте в шестой части интервью окончание истории о компании Ultra Electronics


P.S. Напоминаем, что интерью датируется мартом 2008 года. Кроме того, мы обратились в АП КИТ для того, чтобы получить мнение второй стороны. Мы взяли интервью и у них, и уже более двух месяцев оно находится на согласовании в АП КИТ.



Сергей Семенов (sa@ixbt.com)
Опубликовано — 26 августа 2008 г.

Нашли ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Система Orphus